Про бывших мужа и золовку, часть первая

Снимали с бывшим мужем жильё, я ребёнка ждала. Беременность не была запланированной, я хотела идти на аборт. Своего угла не было, муж в такси работал, до моей беременности плохо работал: день работал, два или три дня дома валялся. Его зарплаты мало на что хватало, в основном жили на мою.

Я работала секретарём, по вечерам училась. На учёбу родной отец взял кредит, всю жизнь алименты мне не платил, а после того, как чуть в сугробе по пьяни не замёрз, в веру ударился, пить бросил, решил грехи искупить. Пришёл ко мне, я попросила оплату обучения. Он согласился. Кредит взял, деньги мне отдал, рассчитывал на дальнейшее общение, но у меня добрых чувств к нему не появилось даже в качестве благодарности за деньги.

Если бы не тот факт, что квартира принадлежала дальним родственникам мужа со стороны отца, и аренда у нас была меньше рынка процентов на сорок, то мы бы почти голодали. Какой ребёнок в таких условиях? Ну какой?

Мужу сообщила о своём решении. Аргументировала. Он начал шевелиться, попросил дать ему немного времени, чтобы он мог делами доказать, что всё у нас будет хорошо. Срок беременности был небольшой, поэтому я дала ему две недели.

Муж начал работать каждый день, денег стало больше. Приятные сюрпризы, отношение, как к хрустальной вазе, я поплыла. Помимо такси муж успевал ездить по собеседованиям, он планировал официально трудоустроиться, чтобы в дальнейшем взять ипотеку. Курить бросил, что меня очень удивило, так как год безуспешно боролась.

Мы решили, что справимся. Миллионы людей рожают детей в съёмных жилищах, потом благополучно обзаводятся собственными квадратными метрами. Чем мы были хуже, думала я.

У мужа всегда были тяжёлые отношения с матерью. Она очень неуравновешенный человек, детство у бывшего было такое, что врагу не пожелаешь. Она его выгоняла ночевать в подъезд, била, ставила на горох. У него до сих пор на голове шрам: он маленький отказался есть, она взяла тарелку с едой и разбила ему об голову.

Несмотря на отвратительные отношения с матерью, младшую сестру муж любил. Мне одно взгляда на золовку хватило, чтобы понять: особо эту завистливую интриганку любить не за что.

Так получилось, что последние два месяца моей беременности золовка жила с нами. Она поругалась с матерью, собралась и ушла. К нам ушла. Знала, что брат на улице не оставит. Брать с не деньги никто не стал, как мне тогда муж сказал,: это не по-родственному. Родне ведь надо помогать, и они всегда помогут.

Я уже не работала, сидела дома в ожидании счастья материнства. Мама передала ткань, я шила пелёнки, старалась почаще дышать свежим воздухом, бездельничала, читала книги, переписывалась в соцсетях с подружками. На золовку, которая работала в парикмахерской по графику два через два, я старалась внимания не обращать.

Больше всего жизнь омрачало то, что мне позарез нужен был туалет поблизости. По маленькой нужде хотелось часто, особенно когда ребёнок пинался неудачно. И даже если не пинался, всё равно часто хотелось. Особенно плохо было по ночам, когда только найдёшь удобную позу для сна, только дрёма придёт, и аж до слёз бесило, что резко хотелось в туалет.

Золовка ночевала на кухне на раскладушке, а днями в свои выходные не слезала с кресла в комнате, в которой мы с мужем спали. В квартире была одна комната. Вообще, золовка старалась: и еду готовила, и за порядком поддерживала, и мне постоянно порывалась приготовить что-нибудь вкусненькое. Она не скандалила, вела себя доброжелательно, демонстративно пыталась заботиться о нас. Поводов для жалоб у меня не было, кроме одного: от золовки разило двуличием.

Чем ближе было до дня родов, тем мрачнее становился муж. Однажды он пришёл домой выпивший, устроил мне допрос, его ли это ребёнок, есть ли у меня любовник. Я пальцем у виска покрутила: у меня пузо на лоб лезет, о каком вообще любовнике может идти речь? И прямо сказала, что если бы я была подлой тварью и забеременела на стороне, то за его спиной сделала бы аборт, и никто бы ничего не узнал.

Муж немного успокоился, но всё равно в отношениях было что-то не так. С трезвым поговорила, сказал, что всё нормально.

В роддом он пришёл не с цветами, а с кулаками. Посмотрел на малыша, замахнулся на меня, не ударил, ушёл. На прощание сказал, что ребёнок на него не похож. У меня была истерика. Я смотрела на малыша, которому был всего день от роду, и проклинала себя за решение не делать аборт.

Перед выпиской из роддома бывший муж не соизволил даже ответить на мой звонок. Зато я дозвонилась до золовки, которая нехотя поведала мне, что пока я лежала в роддоме, у моего мужа ночевала девушка, с которой он явно не кроссворды всю ночь разгадывал.

Домой из роддома ехала не к мужу, а к маме. С желанием немедленно подать на развод. Маме, разумеется, всё рассказала ещё по телефону.Она сказала, что мне надо успокоиться, и на холодную трезвую голову решать, что делать дальше.

— Скажи мне, ты сама-то золовке веришь? — спросила мама. — Пока она не появилась у вас дома, всё было хорошо. Поговори с мужем. Сначала позвони его сестре, запиши разговор, сделай так, чтобы она ещё раз рассказала тебе про любовницу. Продолжение: тык

Подписаться
Уведомить о
guest

2 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Птица Войны
Птица Войны
6 месяцев назад

Серьёзно, пока золовки не было, было всё хорошо?! Мда…

Lisa Patrikeevna
Lisa Patrikeevna
6 месяцев назад

Все от веры в лучшее.