Хотела забрать племянницу к себе жить, но она сказала, что тогда некому будет заботиться о маме

Как же мне жалко племянницу. Девочке десять лет, из которых последние семь (с того момента, как Рита отправилась в детский сад) её мать активно устраивает свою личную жизнь. И чем дольше Таня ищет «нормального мужика», тем хуже она становится. Больно было смотреть, как на моих глазах Таня превратилась из чудесной, доброй, честной девушки в жадное, завистливое, языкастое нечто. Вдвойне больней видеть, как она стала относиться к дочери.

Пока биологический отец Риты не вышел на пенсию, Таня ещё как-то старалась обращать внимание на дочь. Не удивляйтесь, у родителей племянницы действительно очень большая разница в возрасте, на момент их знакомства он был женат, имел взрослых детей, но сестру это не остановило. Рождение Риты ничего не изменило: бросать семью мужчина отказался, общения с дочкой не пожелал, ограничившись выплатой алиментов.

Думаю, не стоит рассказывать все прелести совместного проживания девочки с подобной матерью. Рите очень тяжело, ей уже пришлось повзрослеть.

Недавно племянница открыла мне правду о событии, произошедшем пять лет назад. У меня была кошка, надо было уехать в командировку, Таня вызвалась забрать кошку к себе. Я отвезла, купив всё необходимое. После возвращения Таня сообщила, что кошка залезла на стол и уронила на пол стопку тарелок. Я уже тогда не особо верила словам сестры, но честный взгляд Риты, тоненьким детским голоском рассказывающей о прогулке кошки по столу, махом отмёл все сомнения.

Я предложила деньги на новые тарелки. Таня немного поиграла в оскорблённые родственные чувства — «Ты что, какие деньги, ты — моя сестра!» — но деньги взяла. И только недавно Рита, обливаясь слезами, поведала о том спектакле для одного зрителя — для меня.

Кошка ничего не сделала, ни одна тарелка в квартире Тани не пострадала, ей просто нужны были деньги, поэтому она заставила Риту сыграть очевидца происшествия.

Рита пять лет молчала, мучаясь угрызениями совести за обман. Пять лет! Перед признанием она сказала, что больше не может молчать. Десятилетний ребёнок больше не мог молчать. При том, что детская память — штука очень избирательная.

У меня в голове будто тумблер переключился — надо забрать Риту к себе! Прокормим, не пропадём. Я рассудила так: вряд ли Таня будет против, дочка ей только мешает. Решила для начала поговорить с племянницей. «Тётя Света, я не могу. Кто будет о маме заботиться?»

После того, как за племянницей закрылась дверь, у меня случилась истерика. Так не должно быть. Десятилетние дети не должны заботиться о родителях. Надеюсь, что Рита передумает. Молюсь, чтобы это яблочко упало как можно дальше от яблоньки.
Записано со слов Светланы М.

Подписаться
Уведомить о
guest
5 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Татьяна
Татьяна
1 год назад

Аж слезы на глазах. Такой чистый, светлый и уже взрослый ребенок.

Лидия
Лидия
1 год назад

Мне кажется тут надо действовать тоньше. Не зря говорят что чем хуже родители тем больше их любят дети. Если сейчас тетя попытается забрать ребенка то может испортить с ней отношения. А вот натравить опеку и фактически вынудить сестру отдать ей племянницу, надо только продумать детали

Анито
Анито
1 год назад

Тоже подумалось, что плохих родителей дети часто так сильно любят, что хорошим и не снилась такая любовь. А забрать не получится — не пьёт, не бьёт , никакая опека не будет таким заниматься.

Татошка
Татошка
3 месяцев назад
Ответить на  Анито

это не любовь, это отчаянное желание любви

Lisa Patrikeevna
Lisa Patrikeevna
1 год назад

Разговаривать с племянницей чаще. Не повезло ей с матерью конечно. Опека ничего не сделает, на карандаш только поставят. Да, матери она точно не нужна. Грустно ?