Чувствую себя неуютно из-за отказа в помощи золовке. Часть первая

Я не особо верю золовке. Она часто говорит неправду. Во время знакомства она мне понравилась. Весёлая, с улыбкой до ушей, постоянно шуточки, юмор. Я даже подумала, что мне повезло. Рано этот вывод сделал, ох как рано.

Впервые я поймала Алёну на лжи, когда она принимала участие в марафоне для худеющих к лету. Она репостнула себе на стену коллаж из результатов участников марафона. Сразу после этого разместила два снимка своих весов с разницей в показаниях в пять килограмм. Её фотографий до и после не было, только весы и аватарка со странички, которую использовал организатор марафона для коллажа.

Но я-то знала, что она похудела. Наоборот, несколькими днями ранее она с изрядной долею юмора рассказывала, что не влезла в купальник, который купила после Нового года для поездки в аквапарк. И я видела, что она не похудела.

Спрашивать у Алёны ничего не стала, но на ус намотала, что есть такой грешок. Второй раз Алёна попалась на вранье во время рассказа о походе в магазин за обувью. Это было через месяц после результатов марафона.

— Купила носочки, один надела, чтобы обувь мерить. Второй оставила на пуфике. Примеряла, примеряла, смотрю — девочка на пуфик села, мой носочек в руках теребит. Я её попросила: «Девочка, положи, пожалуйста, носок». Она меня смотрит и глазёнками хлопает. Я повторила. Она молчит. Третий раз попросила, тут её мать подлетала, давай на меня кричать, что я к ребёнку пристала. Вот люди! — так звучала первая версия этой истории.

— Купила носочки, один надела, чтобы обувь мерить. Второй оставила на пуфике. Примеряла, примеряла, смотрю — девочка на пуфик села, мой носочек в руках теребит. Я её попросила: «Девочка, положи, пожалуйста, носок». Она меня смотрит и глазёнками хлопает, молча положила носочек, встала с пуфика и ушла. Я дальше обувь примеряла. Обратилась ко мне женщина с вопросом, не видела ли я девочку. Я ей показала, в какую сторону девочка ушла. Крик был на весь магазин, когда женщина нашла ребёнка. Вот люди! — а так Алёна рассказала ту же самую историю через час.

Тут я молчать не стала, уточнила:

— Так на кого кричала женщина: на тебя из-за того, что ты к ребёнку пристала, или на свою дочь из-за то, что та ушла?

Алёна замялась, покраснела, принялась что-то мямлить, якобы это были две разные женщины и две разные девочки, потом быстро тему перевела.

По мере дальнейшего знакомства всплывали ещё более неприятные привычки Алёны: она необязательная, обещание для неё пустой звук, бестактная. Часто такое бывало: сама предложит что-нибудь, потом на телефон и сообщения не отвечает, затем оправдания городит. Она вообще очень любит оправдываться, и, кажется, в процессе смакует каждое слово.

Желание общаться с Алёной таяло с каждым днём. Ну не могу я так: слушать человека и сомневаться в каждом слове. Не могу! Я стала ограничивать общение. После нашей с мужем свадьбы остались только неизбежные встречи в гостях у их не слишком близких родственников.

Со временем Алёна перестала мне навязываться. Знаю, что за спиной она кости мне не перемывала. И в принципе ничего плохого мне не сделала, никакого вреда не причинила. Но общаться с ней я не могла и не могу. Муж в наши отношения не лез, ни о чём не спрашивал, Алёну мне не навязывал, в гости её не приглашал, так как много работал, я сама его дома редко видела.

Прошло шесть лет после знакомства с Алёной. Недавно сложилась такая ситуация, что ей негде было жить. Родителей у мужа и Алёны нет, к родственникам она обращаться не хотела, они не настолько близкие. Если верить словам мужа, Алёне было стыдно к ним обращаться. Она временно была без работы, последние месяцы пыталась трудоустроиться, жила на кредитную карту, снимала с неё деньги, чтобы платить за квартиру. Она была на нуле и в депрессии. Продолжение: тык

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кишкомот
Кишкомот
11 дней назад

Одна привирает,другая осуждает,только и жить вместе.